Катьяяни-врата

Согласно вайшнавскому календарю, сразу же за карттика-вратой следует катьяяни-врата, которая тоже длится месяц.

Кешава Маса. Кришна Пратипат. Начало Катьяяни Врата
Кешава Маса. Пурнима. Окончание Катьяяни Врата



Катьяяни-врата - это обет поклонения богине Катьяяни (одной из форм Дурги), которому традиционно следуют незамужние девушки, чтобы удачно выйти замуж. Возвышенные души, желающие обрести в мужья Кришну, следуют примеру гопи, которые исполняли эту врату с целью стать Его супругами. Как именно гопи предавались подвижничеству и как Кришна исполнил их желание, подробно описывает в 12 главе своей "Ананда-вриндавана-чампу" Кави Карнапура.

 

Кришна - лила    «Похищение одежд»

В один прекрасный день, когда Дханья-сакхи и другие очаровательные враджа-кумари исполняли свою садхану, горячо лелеемая надежда обрести Кришну своим мужем расцвела на древе желаний их сердец. Так или иначе, с того самого дня их родители поняли, что дочери будут рады удачно выйти замуж. Вместо того, чтобы беспокоиться по этому поводу, они счастливо посоветовали дочерям принять необходимые обеты ради исполнения их естественного желания.

С великой любовью матери предупредили дочерей: «Ваши юные тела нежны, словно цветущие лианы, поэтому не предавайтесь аскезам, причиняющим боль. Даже не пытайтесь следовать суровым обетам поклонения. Это вам не под силу. Никогда ранее мы не замечали в вас подобных наклонностей».

Эти обескураживающие речи только раззадорили гопи. Матери спросили дочерей: «Девочки, какому девате вы собираетесь поклоняться – Уме, Умапати, Мадхаве, Камале или Брахме? Какую пуджу вы будете предлагать? Попросите ли вы о богатстве? Какой ачарья направит вас в повторении ведических мантр? Обдумайте все хорошенько и скажите нам».

Дабы положить конец дальнейшим обсуждениям, в которых могло открыться их тайное желание обрести Кришну, незамужние гопи поразмыслили над словами своих матерей и скромно ответили: «В какого бы девату ни верило живое существо, этот девата несомненно выполнит его чаяния. Поэтому мы исполним наши желания, поклоняясь богине Катьяяни. Наши мысли направляет на служение лучший из ачарьев. Его указания определят наше будущее и приведут нас к цели. Во сне и наяву этот мысленный ачарья повторения мантры поможет нам исполнить наше желание».

Обескураженные суждением своих матерей о катьяяни-врате, гопи ненадолго приуныли. Тем не менее, когда наступил первый день сезона хеманта, волны блаженной расы возмутили океан их сердец. С великим воодушевлением они приготовили хавишьянну и другие принадлежности катьяяни-враты. Тела гопи являли собою особый тип красоты, подвергающейся суровой врате. С тех пор как они перестали жевать тамбулу, их губы стали излучать естественный блеск. Хотя они несколько побледнели, а кожа их высохла без ежедневного масляного массажа, их тела тоже блестели, как свежие листья ашоки, омытые дождем. С того дня, как они перестали наносить на голову масло, их волосы выцвели и высохли, как ум нищего. Из-за одноразового питания тела их сильно исхудали и потеряли свой естественный блеск. Хотя гопи по-прежнему носили драгоценные ожерелья, их тела выглядели тусклыми, как ночное светило, теряющее блеск в четвертую фазу лунного месяца. Видя их суровые покаяния и их изнурение, все враджа-васи поражались и жалели их.

Жгучее желание обрести Кришну лишало гопи сна и заставляло просыпаться среди ночи. Хотя от недосыпания глаза их покраснели, они умывались и сменяли белые ночные одежды на благоприятные наряды розового цвета. Вопреки сонливости они весело заявляли: «Позвольте же нам, следуя наставлениям шастр, принять раннее утреннее омовение в Ямуне». 




Каждое утро гопи встречались в условленном месте – там, где договорились собраться накануне. Почтительно приветствуя друг друга, они обнимались и обменивались глубокой любовью. Непорочность гопи, а также их изящные, подобные стеблям лотоса руки делали их похожими на привлекательные букеты лотосов, сами собой идущие по дороге. Поодиночке они не решались и даже побаивались приблизиться к Кришне, но все вместе сияли гордостью и были поистине ослепительны.

Озаряя все стороны света, гопи выглядели словно вереница сияющих стрел, движущаяся по земле. Каждый день до восхода солнца эти юные красавицы отправлялись на Ямуну, громко воспевая качества Хари, которого ранее славили полубоги рая, такие как Брахма. Их мелодичные и чистые голоса гармонично сливались с нежными, сладостными звуками их вин. Уста гопи сладостно благоухали, ибо они пели киртан. Прельщенные этим ароматом, рои пчел вились вокруг их лотосных лиц в надежде вкусить нектар. Когда гопи зажмуривались от страха перед этими жужжащими пчелами, красота их лиц преумножалась.

Позвякивание их браслетов спорило с чириканьем воробьев в брачный период. В точности как жаркие солнечные лучи не губительны для цветов лотоса, так и лица гопи оставались свежими и привлекательными, даже постоянно горя желанием встретить Кришну. Служанки гопи шли вслед за ними с отборнейшими принадлежностями для деви-пуджи, собранными согласно строгим правилам.

Так враджа-кумари, переполненные любовью, пренебрегли увещеваниями старших и пришли на берег Ямуны. Хотя Ямуна-деви является дочерью Cолнца, прогоняющего всю тьму и зло, сама она полна темных течений. Глазами своих водоворотов Ямуна-деви ясно видела веру девушек, мечтающих получить в мужья Нандасуту.

Видя, что гопи возбуждены расцветшей премой, Ямуна-деви хотела обнять их руками своих игривых волн. Ямуна почтительно произнесла: «О сакхи! Идите, идите же ко мне!» Затем всплеском своих волн она ответила – джхат, джхат! – на нежное позвякивание ножных колокольчиков гопи, которое слышала, когда те бежали по просеке. Понимая желание девушек, Ямуна-деви почтила их и с нежностью искоса смотрела на гопи цветами лотоса. 




Лучи восходящего солнца пробудили к блаженным забавам парочки птиц чакравака, которые на ночь расстаются. Водоплавающие птицы радостно защебетали и поднялись в воздух. Достигнув Ямуны, нетерпеливые враджа-кумари тут же сбросили свои шерстяные накидки. Покрытые тонкими белыми одеяниями из хлопка, блаженные тела гопи были краше снегопада. Гопи дрожали и осторожно вдыхали утреннюю прохладу. Подрагивание их подобных бутонам губ открывало великолепие подобных белому жемчугу зубов.

Гопи нежно улыбались и хихикали, наблюдая друг друга в таком состоянии. Хлопая от холода в ладоши и скрещивая ноги, они представляли собою забавное зрелище. Начиная свою врату, враджа-кумари перед омовением поклонились Калинди. Затем они медленно вошли в воду. Невзирая на холод, они исполнили все предписания и совершили омовение, после чего весело выскочили на берег. Стоическое омовение в ледяных водах Ямуны взбодрило гопи.

Вода, капающая с одежд, облипших члены юных, прекрасных, ланеоких гопи, с нежной улыбкой падала наземь. Казалось, что тела их льют золотые слезы, настрадавшись в студеных черных водах Ямуны. Водоплавающие птицы, что провели свою юность среди цветущих лотосов Ямуны, принимали эти капельки за чудесную эссенцию нектарной красоты. Мерцание, исходящее от их золотистых тел, делало гопи похожими на блаженные воплощения богини удачи. Вода, прежде запутавшаяся в их волосах, ныне быстро стекала, и казалось, гопи плачут от страха.

Грациозно вытираясь небольшими полотенцами, гопи выглядели необыкновенно прекрасными. Осушив свои тела, гопи милосердно забыли свою враждебность к студеной воде. Вытирая волосы, они, казалось, являли любовь своим мокрым шевелюрам. Очаровательные враджа-кумари достигли уникального положения в силу своей сладостной красоты и сияющего золотом цвета лица.




Омыв и высушив лианы своих тел, гопи стали еще краше, ибо наполнили свои лотосные уста сладостью имени Кришны. Даже Лакшми-деви не столь удачлива. Облачаясь в свежие одежды, они всецело погрузились в памятование о Кришне. Кайма их одежды была украшена золотыми и серебряными тесемками. Заплетя волосы, искусницы-гопи расположились в особом месте на берегу Ямуны. Время от времени они вздыхали от холода, держа старательно собранную утварь для пуджи. Сладостный аромат их дыхания привлекал рои пчел. Однако, не в силах выносить холодный ветерок, создаваемый пчелами, гопи несколько нервничали и хмурились. Из сострадания Сурьядева постепенно согрел их своими ласковыми, теплыми лучами. Таким образом, Сурьядева явил бОльшую любовь к гопи, нежели к своей дочери Ямуна-деви.

Гопи разместили отборную утварь для пуджи на песчаном белом берегу Ямуны, блестящем, как порошок камфары. Они выбрали чистое, спокойное местечко, - уединенное, безветренное, там, где течение Ямуны не несло с собой пену и пузыри, и где не было следов птиц и зверей. Желая вылепить мурти богини Катьяяни из песка, достойнейшие гопи сладкими голосами подражали нежному кукованию кукушек.

Одна из них сказала: «Подруги, в катьяяни-врате мы новички. Прежде чем приступить к этому благоприятному действу, следовало бы изгнать из атмосферы все зловредное. Как мы будем поклоняться – поодиночке или все вместе? Давайте решим, как быть, дабы не столкнуться нам с опасностью. Вооружившись верой и разумом, давайте же примем решение».

Другая сакхи сказала: «Надо творить пуджу сообща. Поодиночке не годится. Совместное поклонение будет более благотворным».

Знатоки пуджи повторяли сладкие стихи во славу принадлежностей Кришны, предлагая пригоршни благоуханных цветов вылепленному из песка мурти Катьяяни. Глядя на изящное мурти, гопи чувствовали, что в нем проявилась сама Бхагавати Катьяяни. Они думали: «Как же нам повезло: мы воочию видим богиню Бхагавати, даже до того, как призвали ее в божество!» Чувствуя, как довольна ими Деви Катьяяни, гопи приободрились. Это утвердило их в решимости исполнить обет. Чтобы должным образом ублаготворить Катьяяни, они, прежде чем приступить непосредственно к поклонению, совершили манаса-пуджу. Скрывая тайные сердечные чаяния и обуздывая ум, гопи молча принесли воды с Ямуны. Гопи хранили Кришну под замком в своих сердцах, как драгоценное сокровище. Ополоснув руки и совершив ачаман, они расположились на куша-асанах. Утвердившись в гуне благости, гопи безмолвно поклонялись Катьяяни. Чтобы призвать богиню в мурти, опытные пуджари почтительно произнесли мантру:

иха гаччха гаччха деви
саннидханам ихачарах
кришнасйа саннидханам нах
прапайасва намо намах

«Приди же, о Деви! Пожалуйста, войди в это мурти! Пожалуйста, помоги нам приблизиться к Кришне! Мы вновь и вновь простираемся перед тобой в поклоне».

Так, пробудив Катьяяни-деви, юные гопи осторожно подали ей асану. В великом блаженстве они смиренно попросили славную Катьяяни: «Добро пожаловать, Деви! От всего сердца мы выражаем тебе почтение. Пожалуйста, прими эту роскошную асану. О Деви! Пусть твое посещение будет благоприятным. Тайно просим тебя: будь милостива к нам и приведи к нам Кришну».

Омывая стопы Катьяяни водой, смешанной с соответствующими добавками, гопи говорили: «О безупречно чистая Дурга! Пожалуйста, прими это поклонение твоим стопам. Пусть наши груди остудит прохладная вода, напоминающая пот Кришны. Пожалуйста, помоги нам встретиться с нашим возлюбленным!»

Затем враджа-кумари предложили бесценную аргхью (благоприятное омовение рук) из отборных составляющих, собранных в соответствии с предписаниями шастр: «О Деви! Тебе поклоняются все полубоги. Мы предлагаем эту аргхью в надежде на то, что вскоре ты даруешь нам общество Кришны, нашей маха-аргхьи».

Вслед за аргхьей гопи предложили ачаман (воду для ополаскивания рта): «О Деви! Мы предлагаем тебе этот приятный ачаман в надежде насладиться Кришной». Потом они предложили мадхупарку (приятный напиток из меда, гхи и йогурта): «О Деви! Мы предлагаем тебе эту сладкую мадхупарку, желая вкусить меда сладких уст Кришны». 

Погруженные в самадхи, поглощенные према-расой, чистосердечные тонкостанные девы предложили повторный ачаман со словами: «Мы предлагаем тебе этот ачаман, желая снова и снова пить нектар лотосных уст Кришны».




Они принесли ароматическое массажное масло в драгоценном флаконе. Даже без помощи ветра его богатый аромат тут же разлился в воздухе. Это было приятное глазу темно-красное масло, весьма подходящее для массажа. Гопи сказали: «О Деви! Пожалуйста, прими это массажное масло. Пожалуйста, соедини наши исполненные премы тела с каждой из частей тела Кришны».

Излишки масла они устранили нежным ароматическим порошком, который, казалось, брызнул из фонтана сгущенного блаженства: «Мы предлагаем тебе этот душистый порошок. Пожалуйста, рассей нашу печаль, даровав нам Кришну!» Они с почтением омыли мурти из золотого кувшина водой, которая благоухала отборнейшей камфарой: «Мы предлагаем тебе эту душистую воду для омовения. Пожалуйста, омой же и нас нектаром общения с Кришной!»

Враджа-кумари с великим тщанием поднесли аккуратно сложенное сари с золотыми нитями: «О Деви! Пожалуйста, прими это златотканое сари! Пожалуйста, устрой так, чтобы мы с Кришной обменялись одеждами». Они принесли высочайшего качества, без изъяна украшения, изготовленные умелыми ювелирами: «Пожалуйста, укрась себя, о Деви, этим бесценным убранством! А нас укрась, пожалуйста, нектарными членами Кришны».

Юные лотосоокие гопи принесли пленительные притирания из агуру, камфары и мускуса: «О Деви! Мы предлагаем тебе эти роскошные притирания. Пожалуйста, умасти наши тела прикосновением Кришны!»

Воздуху выпало счастье разносить приятные, небесные ароматы различных предложенных гопи благовоний: «О Деви! Мы предлагаем тебе эти благовония, оживляющие ноздри. Пожалуйста, напитай наши члены ароматом Кришны».

Они предложили вриндаванские цветы всех шести времен года, покрытые сладкой пыльцой и окруженные пчелами: «О Деви! Пусть нашим устам поклоняются зубы Кришны, посрамляющие красоту цветов кунда!» Они предложили курение из черного агуру, корня кхуса и соцветий отборного гулгула: «О Деви! Мы предлагаем тебе это приятное курение. Пожалуйста, яви нам свое могущество и погаси пожар, бушующий в наших сердцах».

Предлагая богатые светильники на гхи, смешанном с камфарой, гопи молили: «Пожалуйста, озари жилища наших грудей светочем каустубхи Кришны!» Они предложили молоко, масло, леденцы, бананы, кокосы, мунг-дал, вяленый рис, пирожные, вымоченные в сиропе, малпуа, сладкий рис, каши, амрита-кели и множество разных маленьких, вкусных пирожных в сахарной глазури. Предлагая эти яства Катьяяни, девушки молились: «Пожалуйста, вкуси все эти чистые и приятные блюда. И, пожалуйста, даруй нам остатки пищи из лотосных уст вечно юного Кришны». Сосредоточившись на своей цели, гопи с глубоким чувством повторяли следующую мантру:

катйайани маха-майе
маха-йогинй адхишвари
нанда-гопа-сутам деви
патим ме куру те намах

«О богиня Катьяяни! О великая энергия Господа! О вместилище великой мистической силы и могучая властительница всего сущего! Пожалуйста, сделай сына Нанды Махараджи нашим мужем. Поклоны тебе!»

Затем они внятно читали джапу. Предлагая тамбулу и ачаман, гопи говорили: «Пожалуйста, насладись тамбулой из бетеля, гвоздики, камфары и кардамона. И, пожалуйста, окрась уста наши соком тамбулы Кришны». 

Совершая арати, они говорили: «О Махешвари! Мы подносим тебе эти светильники в надежде на то, что ты озаришь наши члены блеском Кришны». После арати они грациозно принесли земные поклоны и предложили возвышенные молитвы, открывающие их чаяния: «О мать Ганеши! Ни твой супруг Махадева, ни Брахма, ни Брихаспати не находят слов, чтобы подобающе восславить тебя, что уж говорить о других. Мы жаждем только Кришны. Мы славим тебя, дабы ты обуздала алчность наших языков. О Махешвари! Пожалуйста, яви нам милость. Тебя зовут Йогамайей, энергией Маха-Вишну – вместилища всех энергий. В твоих силах вершить невозможное. Ты – мир, терпение, вскармливание, удовлетворение, знание и невежество. Связывая живые существа, ты в то же время вольна и освобождать их. О Мать Мира! Одним лишь взглядом ты творишь, хранишь и разрушаешь мироздание. О Деви, ты – вершина всего благого. Твоя воля и слава подобно лебедю восседает на головах всех деват. Ты – знаток поклонения Кришне, и ты – величайшая вайшнави. О Парамешвари, о верховная богиня, ты всегда радеешь о благополучии других. Наше почтение тебе! Ты в совершенстве понимаешь мысли всех живых существ. Посему, пожалуйста, исполни наше желание получить в мужья Кришну!»

В тот день, завершив личные молитвы, гопи выразили почтение и предложили божество Катьяяни Ямуне. Днем и ночью на протяжении целого месяца юные гопи совершали врату с неослабным рвением. Они непрестанно пели о качествах Кришны. С каждым днем они предлагали все больше подношений и повышали уровень поклонения.

Катьяяни-деви была довольна их чистыми подношениями и постоянством, поэтому гопи уповали на ее милость. Поистине, как раз на исходе месяца они ее и получили. Все полагали, что гопи хотели богатства, как и прочие обыватели. Но никакого богатства им было не нужно – ни от Йогамайи, ни от других деват.



Всеблагая Катьяяни исполнила желания и даровала милость и счастье тем, кто удостоились этого чистотой сердца. Она ответила враджа-кумари, незримо представ перед ними со словами: «О благочестивые девы! Вы – воплощения супружеской любви к Кришне. Чтобы стяжать благосклонность Лакшми, исполняющей все желания, ее преданным нет нужды поклоняться прочим деватам. Ваши горячие мольбы украшают ваши сердца и выдают страсть к Кришне; кроме того, они увенчали славой и меня. Очень скоро вы обретете общение с Кришной в том виде, в каком каждая из вас того хочет. А теперь прекратите свое подвижничество». Произнеся это, Катьяяни скрылась от их внутреннего взора. Слова богини весьма укрепили гопи в вере.

В последний день враты левые руки, веки и бедра гопи стали подрагивать. Это сулило нечто благоприятное и подтверждало, что они вкусят плод своего желания насладиться с Кришной. Пока они обсуждали, как бы получше завершить врату, солнце в небе ярко воссияло. Лотосы счастливо раскрыли лепестки ему навстречу, и вся обстановка преисполнилась неизъяснимого ликования. 

Гопи поклонялись Деви с бессчетным множеством отборных подношений. Радуясь успешному завершению враты, гопи свободно предлагали различные атрибуты пуджи. Предвкушая скорый плод своего подвижничества, гопи поддались игривому настроению и восторженно поднялись со своих мест. Стяжав благословения Катьяяни, они сняли свои узорчатые сари чистого шелка и положили их на чистое место, прямо на землю.

Следуя местному обычаю, они омывались в Ямуне обнаженными. В восторге и ликовании, гопи весело толкались и обнимались. Под теплыми лучами солнца они не замечали, что вода холодная. Блаженство гопи все нарастало, и вот они уже совсем забылись в веселом водяном сражении.




Тем временем, согласно плану предыдущего дня, маленькие пастушата собрались вместе на пастбище. Заслышав, что они приближаются, лесные птицы восторженно вспорхнули в небо. Хотя Кришна весьма силен, глубокая любовь таких дорогих друзей, как Баларама, побеждает Его. И хотя Он независим, чистая любовь гопи правит Им и тянет Его к ним навстречу.

Према юных гопи достигла совершенства, потому что их единственной целью было даровать наслаждение Кришне. Дабы положить конец их мучительному томлению, Вриндавана-чандра, властелин всех властителей йоги, излил нектар через Свою флейту. Собрав Себе ожерелье из достоинств юных гопи, Кришна попрощался с радостью выпаса коров и забав с близкими друзьями. Он приступил к играм с гопи, чтобы раскрыть в их сердцах бутоны премы. 




Горячо лелеемое желание встретиться с Кришной постепенно возрастало в гопи в течение года. Оставив Балараму и старших мальчиков, Кришна взял с Собой лишь нескольких маленьких друзей и отправился насладиться с гопи. Эти блаженные мальчики были безупречного нрава, а красотой напоминали кукол. Тайно, незаметно Кришна появился среди гопи. Он хотел даровать им плод их усилий, и в то же время порезвиться.

Итак, Кришна, ликом напоминающий свежее грозовое облако, привлекающий гопи и влекомый к ним, всегда благосклонный к преданным, дарующий счастье и нетерпимый ни к чьей боли, приготовился к новой игре. Он заплел волосы, водрузил на голову тюрбан, подвернул одежду и заставил замолчать Свои ножные колокольчики. Пристально посмотрев на Своих маленьких друзей, Кришна прекратил болтовню этих несмышленышей. Затем Он присел на корточки и, плутовато улыбаясь, бросил несколько лукавых взглядов. Хотя Кришна – неиссякаемое вместилище спокойствия и прочих добродетелей, зачастую Он проявляет неподражаемое непостоянство. 

В настроении вора Кришна нагло схватил одежды гопи и повесил их Себе на плечо. Заставив замолчать Своих маленьких друзей, Кришна быстро вскарабкался на верхушку кадамбового дерева. Сидя на ветке, Кришна разглядывал гопи и слушал их речи. В это время юные гопи, которых славит даже богиня удачи, решили выходить из воды.

Не найдя своих одежд на берегу реки, гопи изумились: «Кто украл наши одежды? Здесь никого, кроме солнечных лучей, а на берегу видны лишь птичьи следы. Похоже, это деваты, поскольку они-то земли не касаются и не оставляют следов».

Гопи испуганно озирались по сторонам, обсуждая возможные варианты. Волны их взглядов искоса рябили гладь Ямуны. Всё вокруг осмотрели гопи своими большими голубыми глазами, похожими на лепестки голубого лотоса. Их несравненная краса потрясала целый мир. Взгляды гопи напоминали косяки блестящих рыбок сафари, мечущихся туда и сюда. Не найдя своих одежд, они погрузились в океан печали.

Видя их состояние, юный царевич Вриндавана, рассеивающий печаль мира, расточал вокруг великолепную ауру красоты. Он сидел на кадамбовом дереве, и Его естественное сияние без особого труда превосходило солнечное. Улыбаясь маленькому гопе, Своему другу, Кришна шутливо обратился к гопи сладостным, ясным голосом, полным нектара, недоступного даже на райских планетах: «О юные девы, не волнуйтесь! Я украл ваши чистые, искрящиеся наряды затем лишь, чтобы привлечь ваше внимание и насладиться кое-какими приятными играми. Используя свои жемчужные ожерелья в качестве даров, забудьте гордость; выходите сюда по одной или все вместе за одеждой».

Плод на лиане катьяяни-враты, столь труднодостижимый для других, ныне сам собой поспел для гопи. Вкушая слова Кришны, свидетельствовавшие о Его желании, гопи пригубили нектара из потока расы. Усмотрев в том исключительный дар, увенчавший благоприятное завершение враты, они забыли усталость от своего подвижничества.

Опустив глаза со стыда, взглядами искоса гопи выражали недовольство пройдохой-вором, который исполняет все желания. Появление Кришны напоминало несвоевременную удачу. Их небывалое ликование насильно толкало их к Кришне, но вместе с тем наполняло их смущением. Обескураженные, они забыли о том, что вода холодная, и спрятались в ней по шею.

Они стояли молча, не спеша исполнить волю Кришны. Эти застенчивые юные девы с сиятельными улыбками полагали, что Кришна их обманет и не вернет им одежду. Пошушукавшись с подругами, одна из гопи сказала: «Почему бы не поговорить с Ним и не урезонить Его?» Однако во власти Йогамайи ни одна из девушек не решалась приблизиться к Кришне за одеждой.

Лица притихших гопи, обрамленные локонами иссиня-черных волос, напоминали вереницу полурасцветших лотосов, над которыми тихо вьются шмели. Какое очарование придавала эта картина берегу Ямуны! Долгое время гопи наотрез отказывались отвечать или даже смотреть в сторону кадамбового дерева. Наконец, отринув застенчивость, сразившую их, словно внутренняя болезнь, они заговорили, и речи их выражали отвращение по поводу чинимого Кришной беспредела.

Сладостный танец их лотосных глаз и стремительные движения бровей покоряли все стороны света. Стыдливость гопи выражалась в их любовном ходатайстве и мольбах – остроумных и в то же время сдержанных. Их улыбающиеся лица вздымали волны сладости, а зубы отражались в воде.

Некая гопи сказала:

- Не Ты ли – почтенный сын великого царя Вриндавана, который наставляет каждого в правилах приличия? Не Ты ли – всепривлекающий океан благих качеств, полный волн сострадания? Не Ты ли – расточающий по земле чудесные благословения собственной красотой? Не Ты ли – воплощенное блаженство Вриндавана, ослепляющее каждого мощью Своих членов? Не Ты ли – знаток всех шастр, мастерски владеющий любым оружием? Не Ты ли – устраняющий невежество? Как смеешь Ты исподтишка вершить такие несправедливые, черные дела? Не смей так поступать, ведь Ты – достойнейшая личность и благодетель мира. Как же Ты позволил Себе такую жестокость? Пройдя через суровое подвижничество, ужели мы недостойны Твоей милости? Ты призываешь смерть на всех вриндаванских дев. Зачем Ты украл наши роскошные наряды? Они ведь нужны нам для нашей враты. Ты что, решил поразвлечься? Это не приведет Тебя ни к чему хорошему и не делает Тебе чести. Следуй стезей добродетели и будь порядочным. А теперь верни-ка нам одежду, а Себе – доброе имя!

Тронутый их мольбами и стыдливостью, Кришна молвил:

- О лотосоокие девы! Я не очень-то искусный оратор и не люблю врать. Конечно, некоторые красноречивые ораторы так изолгались, что на каждом шагу повторяют: «Это правда, это правда!» Так люди принимают их небылицы за чистую монету. Однако же Мои нектарные слова всегда правдивы, и это всем известно. Даже шутки ради Я никогда не утаиваю всеблагую истину. Было бы неправильно шутить, особенно с дамами вроде вас, которые совершают враты. Заявив, что пришел сюда по Ваши красивые одеяния, Я говорил правду.

Гопи сказали:

- О утоляющий острую боль, крушитель безбожия! Как сталось, что Ты сошел с пути дхармы? Добропорядочный человек не станет говорить подобным образом даже в шутку! О спаситель Гаджендры, Ты славишься естественным милосердием. Но почему Ты не оставил нам ни капли Своей милости? Почему Тебе безразличны наши страдания? Тебе нет дела до того, какое смущение мы испытываем, стоя здесь по шею в ледяной воде. Таковы уж правила сельских девушек: мы скорее утонем в Ямуне, чем предстанем голыми перед Тобой, нашим мучителем. От нас не утаится скрытое значение Твоих слов! О спаситель жестких речей! Замолчи, пожалуйста! Остряк, не сражай нас Своей ловкостью! Наше почтение Твоим стопам! О человеке судят не по словам, а по делам. О тот, чей лик сияет ярче осенней луны, мы – Твои служанки, и мы почитаем Твой приказ за проверку. Оставь дух высокомерия, из-за которого ты возомнил себя благотворителем, раздающим одежду. Не превращай колодец в океан веселья. Сейчас же верни нам одежду через Своих доверенных маленьких друзей.

Затем заговорила другая гопи, голос которой зазвучал приятнее, чем вина или кукование кукушки. Хотя говорила она с отвагой военачальника пехотинцев, голос ее срывался, неопровержимо свидетельствуя о любви к Кришне:

- Увы, нам не свернуть с пути дхармы. Нас, юных вриндаванских дев, никогда не обесчестить столь подлым образом. Преступник, как такое непотребство могло свершиться в деревне Вриндаван? О сын Нанды Махараджа, просим Тебя покончить с этой несправедливостью. Мы – Твои служанки и глубоко Тебя почитаем, но если Ты будешь упорствовать, мы пожалуемся царю Вриндавана.




Наслаждаясь комичностью ситуации, Кришна, чья грудь украшена ожерельем, ласково улыбнулся: 

- Мои дорогие влюбленные гопи! Не пристало вам вести подобные речи. Если вы действительно Мои служанки, то извольте выполнять Мою волю. Почему же вы не следуете Моим искренним и уместным наставлениям, несущим вам благо? Слуга должен исполнять приказ господина, - неважно, нравится он ему или нет. Посему вывод таков: выходите вперед и забирайте одежды. Не пятнайте доброе имя своих семей. Не сделаете, как Я сказал – одежд вам не видать. Глупышки, даже если сам царь разгневается, что он со Мной сделает?

Юные незамужние гопи, образец благонравия, прославили своего возлюбленного сладкими речами и служили Ему с великой любовью, какую трудно стяжать. Страстно желая Кришну, они пили амброзию Его слов чашами своих ушей. Поскольку давно лелеемая любовь гопи к Кришне уже созрела, они почувствовали, что более не могут пренебрегать жестоким приказом этой труднодостижимой Личности. Хотя и злясь, стыдливые юные девы уступили своей глубокой привязанности к Кришне.

Подхлестываемые волнами премы, они приняли волю Кришны в сердце и медленно двинулись к берегу. Юные девы прикрывались длинными, до пят, волосами. В обрамлении вьющихся темных локонов, сияющие лотосные лица гопи были похожи на скопление маленьких лун вкруг средоточия тьмы. Краса их очей затмевала оную лепестков голубого лотоса, изящные их движения посрамляли скольжение лебедей по водной глади, а лица разбивали гордость золотых лотосов. Их нежные стопы совсем окоченели от холода. Им было очень стыдно, но от проснувшегося в них блаженства их кожа покрылась нежными мурашками, похожими на принесенные метелицей снежинки. Внутри гопи не утихала брань между стыдливостью, тянувшей их обратно, и желанием, толкавшим вперед. Внезапно остановившись по грудь в воде, гопи получили нагоняй от сакхи, известной как скромность. Они перешучивались:

- Сакхи, иди первой!

- Нет-нет, только после тебя!

- О тонкостанная юная дева, что же ты медлишь?

- О, нет-нет, иди вперед!

В том укромном месте Кришна сполна насладился их великолепными беседами.

Нравственные устои гопи были равны по силе их влечению к Кришне, что мешало им двигаться дальше. Сдерживая натиск кришна-премы, скромность не давала проявиться экстатическому блаженству. Искоса беспокойно озираясь, гопи с большим трудом выбрались на берег реки.

Шри Кришна, верховный наслаждающийся расой, глядел на юных дев с изумлением и пониманием. Сраженные стыдливостью, они прятались друг за дружку, пытаясь прикрыть срам от Его любопытных глаз. Кришна обратился к тем достойным гопи, чьи сердца сгорали от страстного желания служить Ему: «Сакхи, чего вам бояться? Вы стоите здесь, стесняетесь, как будто Я вам нисколько не интересен. Ну как вы можете прикрыться? Все равно Мне все видно с ветвей этого высокого дерева! Под предлогом нравственности вы пытаетесь провести Меня. А ну-ка постройтесь, выходите ко Мне и покажите свою ослепительную красоту! Последуйте Моим наставлениям – и одежды ваши».

Враджа-кумари внимательно выслушали приятные слова Кришны. Переполненные любовью, почтением и нерешительностью, одна за другой гопи медленно двинулись к своему возлюбленному Господу. Наблюдая их в этом беспомощном состоянии, Кришна наслаждался чистотой их любви. С одеждами на плече, Кришна улыбался, упиваясь нектаром их сладостных милых лиц. Голосом, полным любви, Он произнес: «Весьма неблагоприятно стоять здесь с распущенными волосами, растрепанными. А уж со стороны совершающего врату это и подавно оскорбление. Что уж говорить о блюстителе враты – даже обыватели держат свои волосы в порядке! О юные красавицы, даже небесные нимфы теряют красоту, если не заплетают волосы. Так что теперь ваша красота испорчена. О девы, чьи сладостные лица посрамляют луну, заплетите же косы».

Разумные, приятные слова Кришны рассеяли последние опасения гопи. Переполненные премой, они медленно вышли из воды. Золотые их бедра являли собой изящество особого рода. Ножные колокольцы на розовых лотосных стопах позвякивали, как стая повздоривших уток. Представ перед Кришной, юные девы порадовали Его нежным теньканьем своих браслетов.




Гопи покрылись гусиной кожей, наслаждаясь мгновением и нервно хихикая. Молодые, еще только наливающиеся, золотистые груди придавали юным гопи особого очарования. Желая порадовать Господа, они забавно заплели себе волосы. Хотя уже довольный, Кришна сказал: «О девы, неправильно стоять перед почтенной личностью. Даже если вы считаете Меня обычным человеком, неправильно стоять передо Мной. Подойдите поближе и почтите Меня, расположившись на этом чистом сиденьи».

Для гопи эти слова были подобны нектару, источаемому месяцем уст Кришны. Они оживились, но из страха не могли понять, что правильно, а что – нет. Гопи скрестили ноги и прикрыли срам руками. Со слегка висящими грудями, склоненные гопи выглядели как золотистые лесные лианы с тяжелыми, похожими на самоцветы, плодами.

Улыбаясь, Кришна сладостно проговорил: «О молодые женщины! Это неправильно для того, кто привержен добродетели. Блюститель враты никогда не должен омываться в реке обнаженным. Купаясь нагими, вы оскорбили Ямуну-деви, господствующее божество реки. А своими игрищами в реке и поглядываниями на берег вы оскорбили деватов! Хотя вы не исполнили Мое желание, на ваше оскорбление можно закрыть глаза как на неумышленное. Если вы действительно хотите вкусить плоды своей враты, вам надлежит очиститься от оскорблений, последовав Моему совету».

Приняв речи Кришны за чистую монету, ланеокие гопи подумали: нужно сделать все, что скажут. Но никогда не знаешь, что Он скажет на сей раз. А если мы не исполним все как надо, нам не вкусить плодов враты. Что же делать?

Размышляя таким образом, гопи стали совещаться между собой. Некая гопи сказала: «Этот Его совет не внушает доверия». Хотя гопи были переполнены великим ликованием и страстью, приступ робости поколебал их решимость.

Понимая, что они устали физически и морально, и заметив, что они уже побелели от воды, Кришна сказал: «О юные девы! Вы мечете взгляды туда и сюда, как испуганные чакоры. К чему эти жестокие доводы? Пожалуйста, послушайте, как можно очиститься от всех оскорблений, допущенных в течение враты. Возможно ли утолить жажду без воды? Без вечера нет спасения от летнего зноя. Поэтому следуйте же Моему указанию. Вы можете избавиться от любых грехов, просто склонившись передо Мной. Сделав это с горячей верой и преданностью, вы обретете желанный плод великим множеством способов. О юные красавицы! Чтобы очиститься от оскорблений, встаньте передо Мной, выпрямив ноги, и поклонитесь, воздев сложенные ладони над головами».

Отбросив стыд, гопи уважили волю своего дражайшего возлюбленного. Полуприкрыв глаза, они воздели сложенные ладони над головами и выразили почтение Кришне, который обращался с ними, как с куклами. Гопи умиротворили Кришну, смиренно стоя перед Ним со склоненными головами. Полное премы сердце Кришны растаяло, и нектарная улыбка осенила Его уста благоуханием. Сладострастно посматривая на юных девушек, Кришна признался: «Вы глубоко удовлетворили Меня, и Я до краев переполнен любовью к вам. Одевайтесь в свои наряды, что ярче красных цветов граната. Утоните же в океане экстаза в соответствии с вашими индивидуальными вкусами и предпочтениями».

Кришна простер руку, чтобы вернуть каждой гопи ее одежду. Удача враджа-кумари далеко превосходит таковую богини счастья. Держа в руках свои переливающиеся одежды, гопи казались соцветиями золотых лотосов, расцвеченными флагами. Все было очень красиво и готово к играм любви.

Затем они тщательно облачились в свои наряды, благоухающие лотосными руками Кришны. Стыдливо поглядывая на Кришну, златокожие, лотосоликие гопи расцвели красотой. Они трепетали от блаженства и восторга – наконец-то они обрели Его общество! Вкушая высочайшее счастье, гопи застыли от переполнявших их чувств. Хотя Кришна и не прикасался к ним, они ощущали себя в Его крепких объятиях.

Забыв Свою степенность, юный царевич Вриндавана сочувственно молвил юным девам: «Я знал все наперед, прежде чем древо желаний вашей решимости проросло. Я совершил эту удивительную игру затем лишь, чтобы укрепить вашу любовь. Привлекшись Мною, вы покорно почтили Мое благое указание, и потому Я обязан вам вечной любовью. Желание ваше чисто, вечно и исполнено расы. В этом мире Я по-разному отвечаю людям. Если чистосердечный человек являет столь горячие желания, Я превращаю их в прему. Тогда он вкусит блаженного нектара Моих качеств. Этот кладезь нектара существует независимо от прочих видов рас. Даже Лакшми-деви жаждет любви, которую вы явили столь наглядно. Как отварной или прожаренный рис никогда не прорастет, так и похоть обывателя никогда не прорастет в океане такой высшей расы».

Выслушав речи Кришны, вдумчивые девы украсились сладостным благоуханием лианы непостоянства. Приняв слова своего милого как истину, гопи одновременно ощутили безграничную радость и мучительное томление по Кришне. Они расплакались слезами счастья, которые казались жидкостью, капающей с ушей слона в брачный период. Ничего не ответив Кришне, гопи некоторое время стояли, беспокойно поглядывая на Него. Теперь, когда их врата была окончена, гопи в избытке ощутили любовь и безбрежное счастье. Они сладостно защебетали друг с дружкой. 




Кришна продолжал: «Теперь же возвращайтесь во Вриндаван. Вскоре мы насладимся ночным праздником. Вы достигли вечного совершенства, так что перестаньте хныкать, как снедаемые жаждой птицы чатака». 

Казалось, ливень из лепестков голубого лотоса и свежих листьев обрушил Кришна на поглядывающих искоса гопи, чьи уста подрагивали. Умиротворенные и довольные, гопи с большим трудом заставили себя вернуться во Вриндаван.

 

 

 

 

Читать еще интересные статьи на сайте :

 

 

Сейчас 280 гостей и один зарегистрированный пользователь на сайте

Copyright 2011 5 ноября - Начало Катьяяни-враты. Мариупольское общество сознания Кришны
Free Joomla Theme by Hostgator