Уроки, преподанные чашкой

Жил-был молодой человек, довольно незрелый, но готовый учиться. У него была большая страсть к антикварным вещам. Отдыхая в разных странах, он с удовольствием посещал антикварные магазины. Со временем его интерес к антикварной керамике, а в особеннос-ти к чашкам, возрастал. Ему казалось, что каждая чашка может рассказать свою, ни на что не похожую историю.

Однажды, посетив старую сербскую крепость, частично переоборудованную в музей, он увидел на пыльной полке антикварного магазинчика необыкновенную чашку, выполненную в турецком стиле. Он спросил продавца:

«Могу ли я взглянуть на эту удивительно красивую чашку? Кажется, она из Турции».

Продавец протянул ему чашку. Внезапно чашка обратилась к юноше человеческим голосом:

«Ты не понимаешь», — сказала она. «Я не всегда была чашкой. Были времена, когда я не имела никакого понятия о том, что значит служение. Я представляла собой лишь безмолвный кусок красной глины. Позволь мне рассказать тебе свою поучительную историю.

Я прожила много-много тысяч лет. За это время война и мир множество раз сменяли друг друга. Целые цивилизации приходили и уходили, пока я ждала в глубине земли... ждала, сама не зная чего. И вот в один прекрасный день пришел мастер. Он взял меня, принес домой, и принялся бить меня и раскатывать на деревянном столе. Снова и снова он погружал в меня пальцы, пока я не закричала: «Перестань! Как бы ты себя чувствовал, если бы с тобой так обращались? Оставь меня в покое!» Но он лишь улыбнулся и тихо сказал сказал: «Ещё не время!»

Чашка всё более оживлялась, рассказывая ошарашенному юноше свою историю.

«А что было потом, ооо!... Меня поместили на вращающееся колесо и вдруг закружили с такой силой, что я полностью перестала ориентироваться в пространстве. «Прекрати! Неужели ты не видишь, что меня укачивает? Сейчас же сними меня с колеса!» Но мастер только покачал головой и тихо сказал: «Ещё не время!»

Он продолжал выгибать меня так и эдак, следуя своему замыслу, а затем осторожно поместил меня в печь. Мне ещё никогда не было настолько жарко. Я кричала и колотила в дверь: «Здесь жжет, как в аду! Я сгорю дотла! Пожалуйста, забери меня отсюда, пока не поздно!» Сквозь крошечное отверстие я увидела, как он покачал головой, и лишь по губам смогла прочитать ответ: «Ещё не время!»

Когда я уже думала, что не вынесу ни минуты этой ужасной жары, дверь открылась. Он осторожно вынул меня и поставил на полку, где я начала остывать. Было так приятно, что меня оставили в покое... Но это было ещё не всё. Когда я полностью остыла, он осторожно взял меня, осмотрел, сдул с меня пылинки. И тогда... он принес краски! И что-то прозрачное – это был лак. Пахло это всё просто невыносимо! Я думала, что меня стошнит. «Пожалуйста... Ты безжалостен! Неужели тебе наплевать на мои страдания? Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста! Остановись!» Но он лишь покачал головой и сказал: «Ещё не время, ты ещё не готова!»

Затем он опять засунул меня в печь — неожиданно и очень быстро. В этот раз температура была вдвое или втрое выше, чем раньше. Я сразу поняла: это моя смерть. Я просила... Я умоляла... Я угрожала... Я вопила... В конце концов, я заплакала без слез. Я была уверена, что никак не выдержу этого, я была готова сдаться. И в тот самый момент, в последнюю секунду, когда я уже медленно теряла сознание, дверь открылась. Он вытащил меня и снова поставил на полку, где я остывала и ждала... и ждала... и ждала.

Что же дальше? Где-то через час он вернулся, поставил передо мной зеркало и сказал: «Посмотри на себя!» Я посмотрела, и была поражена увиденным. Я увидела то, что ты видишь сейчас. «Это же не я!» – сказала я. «Этого не может быть. Это слишком красиво, слишком...» Полным сочувствия голосом он сказал: «Именно такой ты была задумана».

И тогда он объяснил: «Я знаю, что тебе было больно, когда я катал и месил тебя на столе. Но если бы я не выдавил из тебя весь воздух, ты бы лопнула. Я знаю, что тебя укачало, когда я вращал тебя. Но ведь иначе ты не обрела бы такой формы. Я знаю, что тебе трудно было вынести запах красок и лака, пока я раскрашивал тебя. Но не сделай я этого — и твоя жизнь была бы бесцветной, и к тому же, ты не затвердела бы. Засунув тебя во вторую печь, я знал, что это будет самым трудным испытанием. Но иначе ты быстро сломалась бы под напором жизненных трудностей. Поверь мне: всё, что я сделал, было ради твоего же блага. Теперь ты стала тем, что я задумал, впервые увидев тебя в земле. Теперь ты — готовое изделие».

На этом чашка закончила – на её ободке появились слезы благодарности.

Молодой человек купил чашку и стал использовать её лишь тогда, когда предлагал что-то Господу. Он никогда не забывал тот урок, который дала ему чашка. И когда бы он ни оказывался в таких тяжелых ситуациях, что хотелось закричать: «Прекрати! Оставь меня в покое!» — он вспоминал слова человека, лепившего чашку: «Ещё не время!» Однако он тоже был благодарен - ведь он понимал, что всё это было специально задумано Богом, чтобы сделать из него того, кем он должен стать - хорошего слугу.

Он верил, что работая над каждым из нас, Бог знает, что делает. Он - гончар, а мы - глина. Он будет лепить нас и обжигать. Он будет давать нам именно столько и именно таких трудностей, которые необходимы, чтобы мы достигли совершенства в служении Ему.



Е.С.Дхирашанта прабху

 

 

Сейчас 400 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Copyright 2011 Уроки, преподанные чашкой. Мариупольское общество сознания Кришны
Free Joomla Theme by Hostgator